Когда дом без хозяина
Суббота, 23 Сентябрь 2017 10:39

Когда дом без хозяина

«ЗАБРОШКИ»
Так в Сызрани называют заброшенные строения, приюты для местных бомжей. Это аварийные дома, жильцы которых уже несколько лет как расселены в новые квартиры; пример – Стандартные дома. Это памятники архитектуры, у которых вроде бы есть владельцы – а ухода и контроля за ними нет. Пример - старинная мельница Цветкова на пересечении улиц Набережная и Интернациональная. Это заброшенные дачи и бесхозные сараи, которыми богата улица Декабристов. Это «бесхозяйные» дома – владелец умер, наследников нет, и дом, который горадминистрация обязана была бы переоформить и продать, годами стоит брошенный и никому не нужный. Кроме бомжей, которые разводят в нем костры.
 
Сызранские пожарные знают все адреса наизусть: в 2015 году горели «расселёнки» на ул. Ватутина, Пархоменко, Мира, Бородинский проезд, Стандартные дома, горела брошенная хозяевами котельная в поселке Западный. В 2016 году число горящих «заброшек» выросло: опять вспыхнула котельная, после чего ее выставили, наконец, на продажу; неоднократно по всему городу горели расселенные дома. Некие граждане подожгли бывшую школу на ул. М. Жукова, 11, от огня чуть не сгорела барокамера СВВАУЛ. В пустующих помещениях большого здания на ул. Декабристов, 191, по соседству с социальными центрами реабилитации трудных подростков, неустановленные, но предполагаемые лица устроили костер из мусора. На ул. Саратовской, 31, горело техническое здание. После тушения пожара в нем было обнаружено два человеческих тела. В 2017 году несколько раз горели «заброшки» на ул. Байкальская и постоянно горели сараи на ул. Декабристов. Время от времени горит типография – старинное здание между муниципалитетом и драмтеатром и место позора местной администрации: между очагом культуры и центром власти находится очаг постоянных ЧП, и ничего не делается… Вместе с типографией полыхает соседняя редакция: только за одну неделю июня 2016 года бывшая редакция городской газеты горела три раза,  не считая других случаев: пожарные там просто прописались.  
 
• 60% российских семей не удовлетворены жилищными условиями; 
• при этом 32% семей ощущают острую жилищную проблему, которая требует решения в ближайшие 3 года.
• Каждая четвертая семья имеет жилье, находящееся в плохом или очень плохом состоянии.
• На сегодняшний день в России объем ветхого и аварийного жилья составляет 99,5 млн. кв. м.
В стране создана законодательная база для работы рынка жилья, но не создана финансовая основа: большей части населения новое жилье не по карману. По уровню обеспеченности жильем Россия входит в десять самых отсталых стран мира, наравне с Анголой и Коста Рикой.
 
Пожарные и госинспекторы язык отбили, пытаясь объяснить городским властям, что это не есть хорошо. Ежеквартально (!) на протяжении нескольких лет сотрудники МЧС направляют в администрацию города списки выявленных нежилых объектов, мест повышенной криминогенной опасности и постоянных возгораний. Инициируют совещания, на которых призывают чиновников: давайте вместе объедем город, составим реестр всех брошенных строений, частников призовем снести их или хотя бы перекрыть в них доступ бомжей, а муниципальные здания - уж снесите, наконец. Это касается и расселенных аварийных строений, которые муниципалитет снял с учета муниципальной собственности и тем самым как бы и с себя снял обязанность по их сносу. А кто, интересно, будет сносить? Может быть, инвесторы, которые кинутся покупать эту землю под точечное строительство жилья? Так ничего из этого не получится: по новому законодательству, нельзя формировать для продажи участок, если он не расчищен.
 
В августе 2017 года из городского бюджета были выделены 1,5 миллиона рублей на снос пяти аварийных зданий. Только пяти.
 
 
Факты и слухи
Одно время была популярной тема, что, дескать, при точечной постройке нового дома все соседние будут страдать от слабого напора воды, упадет давление в системе теплоснабжения, возникнут другие коммунальные проблемы. Частично это правда, но в основном в центральной части города: котельная не способна обеспечить теплом уже существующие постройки. Проблема эта – многолетняя. Еще при Василии Янине планировалось расширить мощности котельной, использовав финансы, взятые в кредит. Но потом в городе сменилась власть, и от проекта отказались. Как рассказали в ЗАО «СТЭК», в холодные дни жители центральной части города чувствуют себя некомфортно. Но в других районах Сызрани проблем с подачей мощности нет – если, конечно, ее искусственно не создаст управляющая компания, но это уже другая история. Что касается воды – ее в Сызрани в достаточном количестве. И как быть иначе: почти все предприятия, потребители воды, встали. Так что со стороны коммунальщиков помех строителям не должно быть. И, тем не менее, строительная отрасль в Сызрани, по сравнению с другими городами, переживает застой. Свободные площадки можно пересчитать по пальцам. Это участок на ул. Молодогвардейская, КПД-1 на ул. Пензенская\Ф. Энгельса; небольшое строительство идет на Шеврохромовской и Профсоюзной. Готовится пакет документов на участочек недалеко от КРЦ «Рай» и Гагарина, 33 А. Удобное место: газовые коммуникации проведены по дворам, точки подключения удачно расположены. В 6 микрорайоне Монгоры, по дороге на Уваровку, нет коммуникаций, водозабора. Он никому неинтересен, и даже бесплатно размежеванные для многодетных семей участки зарастают сорняком.
 
ПОЧЕМУ В СЫЗРАНИ МАЛО НОВЫХ ДОМОВ
Вообще серьезного застройщика мало интересуют небольшие площадки под точечное строительство. Начнешь там заливать фундамент, а тут выясняется: кусочек стройки залез на федеральную землю – как, например, случилось со строительной площадкой в пятом микрорайоне Монгоры. Или – территория бывшего 136-ого завода с видом на реку, на которой так бы хорошо смотрелись современные многоэтажки, попадает одним боком под защитную зону монастырского комплекса, объекта культурного наследия регионального значения. И участок под жилищное строительство сформировать уже нельзя (по крайней мере, при нынешних размерах охранной зоны). Если учесть, что до недавнего времени в Сызрани было 322 памятника различной градации, и каждый со своей охранной зоной…
 
Серьезного застройщика интересует свободная от обременения земля. Кластеры, большие площадки земли, на которых можно построить жилой микрорайон с развитой, современной инфраструктурой, школами, магазинами и т.д. А уж если это площадка под точечную застройку – она должна быть продаваемой. Это должен быть жилой, привлекательный район. 
 
В Сызрани есть такие микрорайоны. Сейчас там, где могло бы быть современное жилье, стоят ветхие дома. Часть их расселена, а часть еще ждет своей очереди. Почему, спросите? При вступлении города в программу переселения граждан из ветхого и аварийного жилья были допущены стратегические ошибки.
 
 
Каким же нужно было быть стратегом, чтобы при создании графика расселения граждан суметь растянуть «очистку» одной площадки на годы! Почему из дома № 1, например, жильцы выселены в 2014 году, из дома № 2 – через два года, а дома № 3 и 4 еще ждут своей очереди? Если бы люди были выселены единовременно, сохранилась бы социальная ячейка соседей и площадка под застройку была бы сформирована и продана строительной компании. У города нет своей, муниципальной компании-застройщика. Все, что зависит от местной власти – создать условия для привлечения инвесторов, избавить компании от глупой волокиты. Способствовать тому, чтобы построенное жилье было доступным. Факты говорят, что этого нет.
Администрация отчиталась о перевыполнении в 2016 году плана жилищного строительства. Но потом выяснилось: три из четырех квадратных метров из красивого отчета – это индивидуальное жилье, построенное самими гражданами. Администрация ничем не помогла строителям – а за построенные дома отчиталась.
 
Доходные дома
Построенное жилье в Сызрани слабо продается. У жителей нет денег. Если бы не средства материнского капитала и сертификаты Минобороны – рынок жилья вообще встал бы. Похожая ситуация складывается во многих городах России. Поэтому в стране возвращаются к проверенной практике доходных домов. В советское время государство давало квартиры бесплатно, на условиях социального найма. То есть – человек жил в квартире, мог ее обменять, но собственником не являлся. В муниципалитете стоит очередь из сотен граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий: муниципалитет им понемногу выделяет жилье на тех же условиях. Но большинство граждан остаются с проблемой один на один. Выходом могла бы стать практика эксплуатации доходных домов: застройщик, собственник квартиры, сдает ее жильцу в аренду. Как своему квартиранту, только, конечно, по разумной цене. Это решило бы проблему доступности жилья, а застройщику бы «капала» гарантированная денежка. Часть жилфонда можно было бы оставить для продажи, часть – сдавать людям в аренду и получать доход.
 
«Я в любые двери вхож, я к любому делу гож!»
Жилищная проблема давно маячит на критической отметке. И при этом чиновники, словно впав в коллективное состояние возрастной «доживаемости», дружно разводят руками: ну что мы сделаем… Ответ на вопрос «Что делать?» и является профессиональной обязанностью чиновника, за которую он получает немалую зарплату! В команде мэра не хватает лоббистов, «толкачей», умеющих войти в любую дверь, добиться положительного решения, проталкивать интересы Сызрани «наверх», выбивать, договариваться, убеждать. Если город заинтересован в создании новых площадок под строительство – значит, нужно вносить изменения в график расселения граждан из ветхого жилья. А то свернут, не дай Бог, программу расселения, так и останутся у нас отдельные аварийные дома, торчащие среди расселенного пустыря.
Поделиться в ЖЖ 385 Автор: Елена Костина
Нашли ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Новости города: