Нет диалога с властью  – жди протестов
Пятница, 14 Апрель 2017 16:14

Нет диалога с властью – жди протестов

Как известно в любой сфере есть профи и любители. Причем, любители – это далеко не всегда плохо. Взять, к примеру, любительские хоккейные лиги (можно привести любой другой вид спорта). Эти люди развивают спорт, но при этом не стремятся к достижению какого-то сверхрезультата. Зачастую любительский спорт развивается ради удовлетворения собственных потребностей в спорте. Выиграли непрофессиональные хоккеисты в местячковом турнире? Отлично. Проиграли? Ничего страшного, игра-то идет, в первую очередь, для удовольствия
 
Похожая ситуация складывается и в сызранской думе. У нас практически не осталось профессиональных депутатов. То есть, те люди, которые сейчас представляют сызранцев в городском парламенте, конечно же, профессионалы своего дела. Но в законотворчестве они любители.
 
Во-первых, потому что это не является их основным видом деятельности. Они работают депутатами на непостоянной основе. Так прописано в городском Уставе. До недавнего времени у нас был один профессиональный депутат – спикер сызранского законодательного собрания Сергей Ананьев. У него был трудовой договор с думой, он получал заработную плату и головой отвечал за каждое свое решение. Но теперь и его вывели за штат. Кстати, раньше не только председатель думы, но и председатели парламентских комитетов работали на профессиональной основе, и данные комитеты профессионально выполняли свою деятельность.
 
И получается, что уборщица сызранской думы имеет трудовой договор. И если она плохо убирается в кабинетах думы, то ее наказывают дисциплинарно или увольняют. А спикер местного законодательного собрания, который головой отвечает за каждое думское решение, работает без трудового договора. Между прочим, председатель сызранской думы имеет еще одну должность: ни много ни мало глава г. о. Сызрань. Да-да. Николай Лядин является главой администрации. А главой города остается Сергей Ананьев. Сейчас у нас глава города доброволец, который юридически ни за что не отвечает! 
 
В ФЗ-131 прописаны обязанности муниципального депутата. Он обязан формировать бюджет своего города и следить за тем, чтобы его грамотно исполняли. Именно депутаты ответственны за городской Устав – главный местный документ, который комплексно описывает основные аспекты жизни города с учетом его особенностей, традиций, культуры. Они должны курировать вопросы опеки и попечительства на своем округе. Отвечают за муниципальное имущество и то, как им пользуются. То есть, в первую очередь, именно парламентарий отвечает за развитее своего муниципалитета. За то, чтобы мнение горожан находило отражение в действиях властей.
 
И в какое время сызранский депутат должен всем этим заниматься, когда он вынужден большинство времени, как и другие люди, проводить на работе, чтобы прокормить свою  семью?
Во-вторых, дело в ответственности. Когда у тебя есть договор, ты отвечаешь за его исполнение. А когда в Уставе написано, что ты работаешь на непостоянной основе, то и к работе можно относиться… мягко говоря «непостоянно».
 
К слову об ответственности
Редакцию «Читай и думай, Сызрань» заинтересовало: что грозит депутату представительного органа муниципального образования, если при принятии решения он злоупотребил своими правами, проголосовал в ущерб интересам своих избирателей или вообще бездействовал? Редакция обратилась за разъяснением в прокуратуру Сызрани.
 
Заместитель прокурора г. Сызрани Наталья Талипова сообщила, что ответственность депутатов определяется Уставом города. Это прописано в федеральном законе № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», часть 1, ст. 71. Статьей 73 названного федерального закона установлен порядок и основания применения мер ответственности к представительному органу местного самоуправления (т. е.  к думе).
 
Чтобы не вдаваться в юридические дебри, ответим просто: наказать парламентария можно. Для этого депутату нужно совершить правонарушение: принять законопроект или другой нормативный акт, который противоречит Конституции РФ или вышестоящему законодательству (то есть, областным и федеральным законам). Причем, это самое нарушение должно быть признано судом. Наталья Геннадьевна также напомнила, что административным и уголовно-процессуальным законодательством установлены особенности привлечения депутатов к ответственности.
 
Много ли мы знаем случаев, когда по решению суда наступила бы ответственность депутата за принятые решения?  По факту привлечь депутата к ответственности нереально тяжело. Стоит ли удивляться, если дума примет решение, в котором заинтересована власть и не заинтересованы жители города?
 
К тому же сейчас депутат отвечает не столько перед выбравшим его народом, сколько… перед партией. Да, фракционные связи в сызранском парламенте зачастую намного сильнее здравого смысла. Ни для кого не секрет, что большинство в нашей думе представлено членами «Единой России». Знаете, как проходит время перед заседанием? Все члены партии власти заходят в свой фракционный кабинет, который находится в стенах сызранской городской думы, и им рассказывает председатель фракции, как они должны голосовать по тем или иным вопросам.
И при всем уважении к ЕР, та политика, которую проводит федеральное руководство этой партии, и действия местной ячейки единороссов очень сильно расходятся.
 
Наглядный пример – недавняя приватизация муниципальных аптек. Они, как известно, существовали, чтобы обеспечивать потребности в лекарственных средствах социально незащищенных категорий граждан. И вот члены «Единой России» в городской думе единодушно голосуют за то, чтобы отдать аптеки в частные руки. Поддержало бы их высшее руководство ЕР? Сомневаемся, ведь трудно придумать более антиобщественное решение.
 
Таким образом принимается большинство решений в сызранской думе. Интересы местной ячейки партии для большинства депутатов важнее, чем интересы их избирателей.
 
Когда обижается КСП
Давайте абстрагируемся от темы депутатства и подумаем: как мы относимся к профессионалам, а как к любителям? Есть ли разница.
 
Большинство скажет, что профессионал – уважаемый человек. А кто тогда любитель? Складывается какое-то противоречие, не правда ли? И оно очень наглядно демонстрирует сегодняшнее отношение людей, чиновников, госслужащих к сызранским депутатам в целом. Например, их сигналы можно игнорировать. Как это делает контрольно-счетная палата (КСП).
 
В №4 (138) «ЧиД» была опубликована статья «У контрольно-счетной палаты все гладко только на бумаге». Вкратце напомним: редакцию возмутило, что контрольно-счетная палата, которая должна быть независимым финансовым аудитором, фактически не выполняет свои функции. Депутаты не получают отчетов о деятельности аудитора.
 
В редакцию пришло требование контрольно-счетной палаты написать опровержение за подписью пяти сотрудников ведомства. Мол, КСП на самом деле все отчеты  предоставляет, и парламентарии не должны возмущаться.
 
КСП во главе с госпожой Ахмедовой действительно предоставило отчеты по всем 466 проверкам, которые она провела в 216 году (правда, на их «безопасном» сайте есть информация только о 140 из них – это к слову об открытости). И в этих отчетах есть сообщения о серьезных нарушениях: неуплате налогов годами, нецелевом расходовании средств, систематических нарушениях бухгалтерской отчетности. Провинились почти все муниципальные структуры. НО! Ни в одном из отчетов нет информации, кто виновен в этих делах. Куда уходили деньги? Ни одной фамилии. Ни одного слова о том, что сведения об административных (это как минимум) правонарушениях были переданы в полицию, СК или прокуратуру.
 
То есть бумажка с отчетом на руках у депутатов есть. А вот самого важного в отчете нет. И получается, что смысл сказанного в нашей прошлой публикации не изменился – у КСП все гладко только на бумаге. А на деле мы имеем в руководстве муниципальных предприятий нечистых на руку людей. Которые не несут никакой ответственности за свои деяния.
 
Когда проблема глубже, чем кажется
Дело в том, что КСП на бумаге является независимым подразделением, которое работает для депутатского корпуса. Схема проста: депутаты принимают городской бюджет. После принятия администрация начинает этот бюджет исполнять. Контрольно-счетная палата начинает это исполнение контролировать. Причем на всех этапах: начиная сметой проекта реконструкции кровли отдельного дома и заканчивая проверкой выплат сотен миллионов рублей подрядчику за построенную новую дорогу. После чего КСП составляет отчеты и передает их депутатам. И те видят: кто в администрации нормально тратит народные деньги, а кто не очень.
 
Но это на бумаге. А в действительности контрольно-счетная палата уже на протяжении многих лет работает исключительно на администрацию. То есть не на законодательную власть, а на исполнительную. КСП всеми силами отказывается проверять те или иные направления деятельности муниципалитета, на которые указывают депутаты (интересно, почему? Может знают, что найдут?). Депутат Александр Неронов предлагал прекратить этот цирк и перевести сотрудников палаты в штат городской Думы, сделать КСП полностью подконтрольной парламентариям, чтобы не было конфликта интересов. Эту инициативу поддержал депутатский корпус.
 
Но не администрация. И не КСП. И тут мы утыкаемся в главную проблему – подмену ролей власти.
 
Когда поменялись местами
В любой нормальной демократической стране, где источником власти являются обычные люди, законодательная ветвь всегда стоит в иерархии власти выше, чем исполнительная. Простыми словами: депутаты думы должны главенствовать над администрацией. И логика тут очень проста: источник власти в демократии – народ. Народ выбирает парламентариев. Парламентарии назначают исполнителей (сити-менеджера, заместителей и т. д.), определяют бюджет, контролируют его исполнение. Администрация же – это наемные работники, которые подконтрольны депутатам – народным представителям. Их задача реагировать на сигналы людей и представляющих их законодателей.
 
Возьмем, к примеру, старейшую демократию Европы – Францию. Да, в этой стране сейчас немало внутренних проблем. Но у нее можно поучиться открытости и доступности власти. Есть такой французский городок – Ланклуатр. Он сызранцам хорошо знаком – именно с этим городком (точнее, поселком – население около 2,5 тысяч человек) связан любимый горожанами фестиваль «Серебряные трубы Поволжья». Именно оттуда приезжали первые иностранные оркестры под руководством Жана Мари Дазаса.
 
Так вот, парламентский зал в этом поселке рассчитан на 200 человек. 150 мест – для жителей. Не жалкие пять стульев, как в Сызрани, а 150 мест. Любое заседание или общественное слушание проводится в вечернее время или выходной день – чтобы почти любой мог прийти и принять участие. У нас же все пленарные заседания и комитеты проходят в период с 10 до 14 часов – именно тогда, когда удобно муниципальным служащим. Как раз и лишних ушей не будет – ведь все люди в это время на работе или учебе. В том же Ланклуатре любой участник общественных заседаний местного собрания представителей может выйти и высказаться или задать вопрос. В Сызрани этого делать нельзя – есть регламент, который не предусматривает вопросы от населения. И неважно, что именно население и выбирает думу. И платит зарплату чиновником из своих налогов.
 
Но Сызрань, как известно, это особый город. Исторически сложилось, что у нас исполнительная власть стала превалировать над законодательной. И из-за этого муниципалитет стал абсолютно глух к тому, что говорят жители, и совершенно не желает прислушиваться к сигналам, подаваемым депутатами.
 
«Посадим своих, и будет по-нашему»
Связь между жителями Сызрани и ее властями утеряна. Это признают даже за пределами города. А одной из причин стало то, что у нас практически убит институт общественных помощников, которые всегда выполняли функцию связных.
 
Смотрите сами. Еще несколько лет назад были живы КТОСы – нормальные территориальные общественные советы. Жители района сами выбирали своих представителей в таких советах, чтобы те взаимодействовали с депутатом округа, его помощниками, доносили до них проблемы. 
 
СПРАВКА: КТОСы – комитеты территориального общественного самоуправления. Задумывались изначально как независимые общественные организации, которые должны были представлять интересы жителей района перед исполнительной и законодательной властью. Общественные советы в том виде, в котором они существовали, прописаны в 131-ом Федеральном Законе «О местном самоуправлении». То есть, это ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ звено между обществом и властью. Основные направления деятельности КТОСов:
• Благоустройство территории района.
• Содействие правоохранительным органам в охране общественного правопорядка.
• Содействие в решении вопросов коммунального характера.
• Содействие в решении вопросов социального обслуживания граждан.
• Соорганизация культурных, спортивных, образовательных мероприятий.
 
Сейчас КТОСы ликвидировали. Вместо них появился Ресурсный центр – муниципальное подразделение, которое пожирает бюджетные средства, но при этом не выполняет практически никаких функций. Потому что общественные советы, находящиеся под началом этого центра, перестали быть выборными. Они теперь назначаемые. И администрации выгодно сажать туда своих людей – так спокойнее.
 
Помощников депутатов, которые выполняли львиную долю работы по сбору и обработке информации с округа, также вывели за штат думы, лишив их условий работы, и отнесли к Ресурсному центру.
 
Вы можете спросить: почему же Ресурсный центр не выполняет своих функций? Ведь он точно так же работает с общественными советами районов. Да, работает. Но с 8 до 17 часов. Как офис-менеджеры. Для галочки. И за зарплату. Специалисты Ресурсного центра не являются лидерами общественного мнения, они не авторитеты для рядовых граждан. Они обычные чиновники на зарплате.
 
Мало того, благодаря «стараниям» муниципалитета специалисты Ресурсного центра имеют полномочия формировать общественный совет района по своему усмотрению. Само собой, реальные активисты в такие «советы» не попадают. Поэтому они и не действуют.
 
Получается, что депутаты просто теряют свою изначальную роль. Законодательная ветвь власти подминается раздувающейся исполнительной.
 
Авторитет уже не тот?
Между людьми нарушена связь. Об этом говорит и тот факт, что роль депутата существенно теряет в общественном весе. Ведь все взаимосвязано. Сначала вы убрали активных общественников и лидеров мнений из КТОСов. Затем практически ликвидировали помощников депутатов. Народным избранникам не на кого опираться.
 
Показательно, когда на думском заседании в конце марта Николай Лядин обратился к депутатам с просьбой навести порядок в Сызрани. Мол, необходимо сделать город чистым. У большинства депутатов возник вопрос: а что они должны сделать в ответ на подобный призыв? Какой-то нормативный акт принять? Денег выделить на уборку? Или выйти с веником? Судя по всему, роль депутата сегодня сведена к уровню дворника. Да, депутаты помогут, как делали все годы раньше. Но это не то, чем реально должен заниматься законодатель. Да и организовать теперь тот же самый субботник без авторитетных членов КТОСов, без помощников будет значительно труднее.
 
Отсюда следствие – у чиновников все чаще проскальзывает презрение к проблемам, которые поднимает депутат. И возиться с этими вопросами служащие муниципалитета считают ниже своего достоинства. Идет четкое понижение статуса народного избранника, а значит – и самого избирателя, гражданина. 
 
Когда было такое, чтобы уже четверо депутатов ушли из сызранской думы? Люди видят, что вопросы не решаются. Помочь избирателям возможностей нет. Глядеть им в глаза становится стыдно. Вот и пишут заявления на сложение полномочий.
 
Игра с огнем?
Все эти факторы и приводят к отрыву исполнительной власти – администрации – от людей.
 
Но муниципалитет пилит сук, на котором сидит. Ведь все это происходит в тот момент, когда ситуация в регионе и городе накалена, идут митинги с политическими требованиями. Пусть даже они не собирают сотен и тысяч человек, это все равно сигнал властям – что-то не так. В такие моменты все ветви власти должны усиливаться и  быть более открытыми к рядовым гражданам. Депутат должен быть образчиком авторитета. Народный избранник должен стать реальным проводником мыслей избирателей. И поднимать тем самым статус власти.
 
Но после уменьшения роли депутата, ликвидации их помощников, нормальных общественных советов не осталось никого, кто смог бы действительно поднимать рейтинг власти в глазах населения (а не на бумаге муниципальных газет за миллионы рублей в год). В итоге контакт между обществом и хозяйствующей властью не работает. Никто никого не слышит и не видит. Власти говорят в пустоту о своих достижениях (их и без того немного, так еще и о существующих успехах никто толком не слышит). А обычные граждане говорят о своих проблемах в «никуда».
 
Власть откликается на казенные требования, предъявляемые к оформлению тех или иных документов. А не на реальные сигналы, которые подают им жители города.
 
В таких условиях контакт просто не может быть налажен. Более того, как никогда актуальной становится пословица «Свято место пусто не бывает». Нельзя оставлять такие пробелы. Они сразу же заполняются непотребством. Например, протестными элементами. И подтверждение тому – уже на улицах.
Поделиться в ЖЖ 855 Автор: Евгений Кириллин
Нашли ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Новости города: