Вылечит ли город больную медицину?
Суббота, 01 Июль 2017 10:09

Вылечит ли город больную медицину?

Будут ли «лядинские» доплаты врачам? 
 
Глава горадминистрации Николай Лядин и ряд депутатов сызранской думы вышли с инициативой по улучшению качества медицинской помощи в Сызрани. Предложения были озвучены на встрече с главными врачами городских больниц на прошлой неделе.
 
Основная идея состояла в объединении лечебных учреждений. Нужно провести процесс оптимизации так, чтобы он «сыграл» на пользу Сызрани. Есть предложение объединить в единый кластер все лечебные учреждения Правобережья, то есть больницы Сызрани, Октябрьска, Сызранского и Шигонского районов. В данный кластер войдет и Центральная районная больница в пос. Варламово (переманившая лучших сызранских специалистов «земской» выплатой в миллион рублей). Подобное объединение позволило бы использовать технологические возможности, кадровые ресурсы больниц на пользу пациентов – и все это в легкой доступности! Согласитесь, не каждый больной может ездить в Самару на обследования – а тут все рядом. Для координации действий такого медицинского кластера необходим управляющий орган. Пусть он будет межмуниципальным – но с центром в Сызрани. Данный орган должен будет отвечать за взаимоотношения между минздравом Самарской области, больницами и властями муниципалитетов Правобережья.
 
Ведь такое управление в Сызрани было! Вопросы регулирования городской медициной решались гораздо оперативнее, чем сейчас. Но в 2012 году социально значимое, необходимое управление по здравоохранению в администрации Сызрани было ликвидировано. 
 
В городском «Белом доме» недавно было создано управление по социальной и молодежной политике. По социальной! Почему в его задачи не вошла координация процессов в медицине города? В составе управления – ни одного врача, способного профессионально работать с проблемами медицины. И в задачах управления нет пунктов о решении медицинских проблем города, нет даже штатной единицы, которая бы конкретно занималась сызранской медициной.
 
Первоочередной задачей нового управления должна стать местная программа материального стимулирования медицинских работников с надбавкой в зарплате врача до 15-20 «муниципальных» тысяч. Сызранский бюджет, например, спокойно вынесет расходы в 50 миллионов рублей в год. Для городской казны это вполне позволительная трата, исходя из социальной значимости вопроса. Увеличьте зарплату! – и это позволит затормозить бегство врачей из Сызрани, а в перспективе и привлечь в наш город новых специалистов.
 
Не менее первоочередной задачей является создание в городе детской больницы. Не того убогого, несовременного, плохо приспособленного отделения, которое сейчас существует на Образцовской площадке (вот именно «существует»!). Это должен быть многофункциональный центр с современным оборудованием, с палатами типа «мать-ребенок», с детской реанимацией, так позорно уничтоженной в Сызрани, детской травматологией и другими актуальными лечебными отделениями. И, конечно, с укомплектованным штатом (сейчас на все детское отделение есть только детские хирург, невролог и ЛОР). Как вариант, можно взрослое отделение горбольницы №2 перевести в лечебный корпус больницы №1 на ул. Ульяновское шоссе, а на освободившихся площадях открыть многопрофильную детскую больницу, оказывающую медпомощь всему Правобережью.
 
Через несколько дней в Сызрани пройдут перевыборы главы города. Как правило, избрание нового главы муниципалитета сопровождается наказами избирателей. Так вот, первостепенный наказ жителей Сызрани: повлиять на систему оказания медицинской помощи, привести городскую медицину в норму, в соответствие с общероссийскими стандартами и федеральным законодательством страны. 
 
Правобережье давно созрело для административной реформы нашей медицины, потому что дальше нам отступать некуда. И, как показала практика, в областном Минздраве не видят реальных путей, которые позволили бы воскресить сызранскую медицину. Так почему не прислушаться к предложению?
 
Как нас будут лечить?
 
В последнем номере газеты мы писали о «гениальном» кадровом решении областного минздрава. В Сызрани нет врачей? Не страшно, посадим на прием фельдшеров со средне-специальным образованием. Это, дескать, распространенная практика для малых городов и сельских районов, к которым приравняли Сызрань. Две недели назад информацию подтвердил представитель министерства Сергей Вдовенко.
 
Думаете, минздрав заботился о пациентах? Как бы ни так. Деньги, всему причина – деньги. Это стало понятно из комментария замминистра областного минздрава Татьяны Сочинской официальному источнику министерства, опубликованному в № 20 (630) газеты «Хронограф»: «Татьяна Сочинская… остановилась на уровневом оказании медицинской помощи. При этом сказала, что схема уже выстроена. И нецелесообразно оснащать фельдшерские пункты высокотехнологичным оборудованием, т.к. в Самаре существуют центры, в которых работают профессионалы».
 
Сегодня министерство посадит на прием фельдшеров. Завтра проведет реорганизацию в лечебных учреждениях, выделив в отдельную единицу фельдшерские пункты. Почему? Потому что в своем хозяйстве – хозяин барин, ведь большинство сызранских больниц подчинены минздраву.
 
А финансирование фельдшерского пункта и многопрофильной больницы – это, товарищи, две большие разницы в суммах, в оснащении высокотехнологичным оборудованием и проч. И тогда минздрав, создавший трехуровневое оказание медпомощи в Самарской области, узаконит свое намерение – направлять все лучшее медоборудование в клиники Самары и Тольятти. А Сызрани, с ее фельдшерами на приеме, будут доставаться объедки.
 
Эх, прокачу!
Вечером у 10-месячного Антоши поднялась температура. «Поднялась» - слабо сказано, за несколько минут температура подскочила до 39,5 градусов, ребенок «горел». Встревоженные родители вызвали Скорую помощь, благо больница с имеющейся там «неотложкой» была всего в 400 метрах от дома. 
 
45 минут (!) испуганные родители ждали Скорую. Прибывшая наконец темно-зеленая проржавленная «буханка» так дребезжала, что было сомнительно: доедет ли она до больницы или встанет по дороге. Водитель объяснил свое опоздание тем, что плохо знал маршрут и поначалу уехал «не туда». 
 
 
Все кончилось благополучно: ребенок выдержал скачок температуры, осмотр фельдшера и даже дорогу в горбольницу № 2. Но чего натерпелись ребенок и его мать! Салон Скорой не оборудован детским креслом для перевозки: подобные устройства имеются только в специализированных автомобилях детской неотложной помощи, а их в Сызрани просто нет. На сызранской станции Скорой помощи, обслуживающей с марта-2017 все Правобережье, всего 33 автомобиля. В гараже имеется 12 машин класса А: такие автомобили предназначены ТОЛЬКО для перевозки больных, по сути бесплатное такси. Есть 17 машин класса B – они не просто перевозят людей, но и дают возможность фельдшеру провести лечебные мероприятия, транспортировать больного и контролировать его состояние на догоспитальном этапе. И всего четыре реанимобиля. Четыре - на все Правобережье. 
 
Данные о поступлениях автомобилей на станцию Скорой помощи (за последние 7 лет):
2010 год – 1 реанимобиль-FIAT
2013 год – 5 автомобилей (2 реанимобиля и 3 автомобиля класса B)
2016 год – 2 автомобиля плюс автопарк присоединенных станций Октябрьска и ЦРБ Сызранского и Шигонского районов.
 
Кроме того, в четырех больницах Сызрани есть свои «неотложки». Самым молодым, в ЦГБ, пять лет, самые старые помнят перестройку. В ГБ № 2 (Образцовская площадка) две машины. На одной спасают взрослых пациентов, а на другой, которая чуть получше – детей. Автопарк не обновлялся несколько лет. ГБ № 3 (Кашпир): одна машина. Возраст – 100 лет в обед, но, правда, в 2016 году машина прошла капремонт.
 
Машины в горбольнице № 1 ремонта не помнят. Именно оттуда прислали к больному Антошке насквозь ржавый тарантас с водителем, который глобус Сызрани в глаза не видел. 
В каком веке мы живем? Почему грудных детей перевозят в трясущейся, не оборудованной средствами безопасности машине с двумя скамейками по бортам? Мать держит малыша на руках и не знает, где бы еще найти пару рук, чтобы вцепиться в поручень и не упасть на повороте. Меж тем покупка двух видов кресел (для «грудничков» и детей постарше) и компактного крепления обойдется в десятки тысяч рублей в расчете на один автомобиль: в рамках бюджета министерства это копейки. Это – система безопасности, которой нельзя пренебрегать. 
К тому же, половина автомобилей Скорой – с низкой посадкой, и в зимнее время часть сызранских и сельских дорог им просто недоступна. Вообще, в провинции по федеральной программе нужно бы присылать автомобили повышенной проходимости.
 
Наши «системные проблемы»
Почему в XXI веке у водителей Скорой помощи нет навигаторов? Каким бы опытным не был водитель, он может не знать, где расположена ул. Приовражная и как не заблудиться в Военном городке с его путанными номерами домов. Отсутствие навигаторов в машинах неотложной помощи создает прецедент для нарушения  статьи 37 Федерального закона N 323-ФЗ «Об охране здоровья граждан в Российской Федерации» и конституционного права граждан на качественную медицинскую помощь. «Приобретение средств навигации в объеме средств, выделенных на 2017 год, не заложено», - ответили в областном минздраве. Ну так заложите!
 
Почему каждая новая машина Скорой приветствуется, как национальное достояние? В феврале 2017 года замминистра Татьяна Сочинская с гордостью поведала, что в рамках «Программы поддержки автомобильной промышленности на 2016 год» сызранская станция получила аж целых два автомобиля Скорой помощи. Реанимобили нам не присылают: на них фельдшера не посадишь, нужен врач – а в сызранской Скорой врачебный штат укомплектован всего на 26%, сестринский на 85%.  
 
26%! Получается, три из четырех заявок фактически остаются не отработанными? Или машина приезжает, но не через 5, а через 45 минут? 
 
Случай из взрослой жизни: год назад в Сызрани было ЧП. Из кареты «Скорой помощи» на проезжую часть выпал человек. УАЗик-«буханка» под управлением 65-летнего водителя резко затормозил, и 57-летний пассажир, пытаясь удержаться, схватился не за ту ручку и открыл боковую дверь. Выпавшего пассажира тут же посадили назад в «скорую» и отвезли в ЦГБ Сызрани. Мужчина получил перелом ребра и черепно-мозговую травму.
 
Еще одна проблема нищей медицины: кто идет работать водителями в Скорую? Кого устроит зарплата в 9-10 тысяч рублей? В советское время в водители Скорой брали профессионалов высокого класса. Сейчас берут того, кто попросится. Мы никого не хотим обидеть – пусть примут эти слова на свой счет только те, кому они адресованы. Три года назад, пока врачи Скорой оформляли в приемном покое ЦГБ очередного пациента, водитель отогнал Скорую за угол и вскрыл контейнер с реланиумом. Кражи седативных средств из автомобилей Скорой случаются не часто – но случаются. Вот она, порочная цепочка: 
 
• низкая зарплата, нищенское состояние материальной базы,
• работа без выходных – эмоциональное и физическое выгорание,
• текучесть кадров,
• прием на работу непроверенных, низкоквалифицированных и аморальных людей, способных украсть наркосодержащее обезболивающее,
• и, как следствие, низкое качество медицинской помощи.  
 
Чтобы выжить в Сызрани, нужно железное здоровье. У маленького Антошки, к счастью, оказался хороший запас «прочности». А если бы 10-месячный малыш не дождался приезда Скорой?
 
Думаете, кто-то ответил бы за это?  
 
Два года назад, после смерти 5-летней девочки, подавившейся фрагментом ручки от зонтика, ужаснувшиеся горожане собирали подписи за отставку министра здравоохранения Геннадия Гридасова. Министра обвиняли в провале реформы здравоохранения. Скорая прибыла к ребенку с нарушением всех мыслимых временных регламентов. Медработник, не имея нужной квалификации, не смог оказать ребенку помощь на месте. По сути, за девочкой прибыло такси. Когда малышку доставили наконец в больницу, спасти ее не удалось. 
 
- Да, проблемы сызранского здравоохранения системны, - признал тогда замминистра Сергей Вдовенко, которого прислали в Сызрань «утихомирить массы». 
 
Прошло два года. Массы утихомирены, министр на своем посту, а «системная сызранская проблема» так и не решена. 
Поделиться в ЖЖ 739 Автор: Евгений Кириллин
Нашли ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Новости города: