Записки из детского дома». Отрывки. Часть 5
Суббота, 04 Ноябрь 2017 18:00

Записки из детского дома». Отрывки. Часть 5

Мы завершаем публикацию серии отрывков из книги сызранского автора Владимира Жёлтого «Записки из детского дома». Последняя история, но не последний материал на эту тему. В следующем номере вы сможете узнать, как развивались события в жизни одного из героев книги.
 
Наташа –  очень жизнерадостная и умная девушка. Ее история поразила меня от начала до конца. И больше всего то, с каким спокойствием она описывала свой, мягко говоря, нелегкий выпуск из детского дома. Могло бы показаться, что такая спокойная манера рассказа вызвана тем, что прошло несколько лет с того времени, и все переживания уже забылись. Но нет, я понял, что девушка даже тогда со смиренным спокойствием и железной выдержкой преодолевала трудности с жильем, отсутствием денег, нормального питания и теплой одежды в холодную осень. В такой ситуации многие из нас, наверное, запросто бы сломались. Если бы вообще дожили до этого момента в нормальном психическом состоянии.
 
Из нашей беседы с Наташей я восстановил следующую историю:
 
- Родилась я в 1996 году в Южно-Сахалинске. В 97-ом году мы с мамой переехали к бабушке в город С. Детство проходило обычно, как и у всех детей. Я очень любила свою семью. Но в какой-то момент все переменилось. Мама стала выпивать, отчим поднимал на нее руку. В 2001 году умерла бабушка и я стала принадлежать только себе. Когда мне надоело то, что всем на меня плевать, я решила по собственной воле попасть в детский дом. Но одного желания было мало, поэтому я придумала следующее. Во время учебы во втором классе я устроила драку, получила побои, а придя в школу, классному руководителю сказала, что меня избила мама. Долго ждать не пришлось, вскоре за мной приехали две женщины с водителем и перевезли меня в детский дом. Сначала я радовалась. Добилась своего! Но потом поняла, что жить с родителями, какими бы они ни были, гораздо лучше.
 
В детском доме было слишком много детей, и почти каждый из них норовил обидеть, чем-то задеть. Кормили невкусно, никаких сладостей. И там я постоянно делала то, что хотели воспитатели, а не то, что хотела сама. Например, заставляли убираться в спальне, в туалетах, в коридорах, в столовой, на территории. Носить одежду, которую дадут, а не то, что ты выберешь. Нет, я не хочу сказать, что к нам слишком уж плохо относились. Люди старались, как могли, на выделенные государством деньги нужно накормить пару сотен человек, одеть их, содержать в чистоте и в целости-сохранности – тут уж не до выбора, и все средства хороши. Только вот от этих объяснений все равно не легче. Да и, наверное, не хватало материнской заботы, ведь нас было много, а воспитательница одна.
 
К маме меня не пускали. Я была слишком маленькая. Боялись, что сбегу. А когда я стала взрослее, мать переехала в другой город. Начала работать и осталась там жить. У нас всегда были с ней сложные отношения. Пару раз меня забирали к себе родственники. Но у них в это время мама не появлялась. Последний раз меня забирали на каникулы в Белгород, когда мне было одиннадцать лет. А потом я поняла, что начинаю расти, становлюсь взрослой и никому не нужной, кроме детского дома. Взрослые и чужие дети никому не нужны. Хотя, я неплохо училась и уже умела правильно себя вести в обществе. 
 
Мать перед отъездом стала сдавать свою квартиру. Наняла хорошего риелтора, чтобы та могла осуществлять сделки без ее присутствия. Ведь ездить каждый раз она не могла. Как точно это произошло, я не знаю, но знаю то, что эту квартиру «купила» работница паспортного стола, а опека дала разрешение на продажу. Хотя не имели права, ни при каких обстоятельствах, потому что я была там прописана. Около шести лет судились, но все безуспешно. Договор о купле-продаже квартиры незаконен и по сей день. Директора детского дома на судах не бывало. Только представители опеки, прокуратуры и наш соц.педагог. Сама я была там только пару раз. Никаких решений мне, маленькой девочке, на руки не выдавали. О чем там вели речь, мне было непонятно. Из последнего запомнила только то, что мне предлагали комнату в общежитии на окраине города. Это вместо трехкомнатной в центре! Естественно, я отказалась. Дело, как всегда, отложили. Казалось бы, что тут откладывать? Договор незаконен, ребенку после выпуска жить негде. Выдали бы квартиру, наказали виноватых, и все дела. Но уж больно это сказочно звучит, да? И в принципе, все мы к такому «порядку» привыкли. 
 
На деле ведь все происходит вот как. Я выпускаюсь из детского дома… Хотя, «выпускаюсь» - громко сказано. Я ухожу после 10 класса, потому что мне в детском доме предлагали идти в ПТУ, но я хотела другой диплом. Взяла документы и по конкурсу подала документы на экономиста. Вскоре мне позвонили и сказали, что я поступила! Только необходимо принести оригиналы документов. Но я находилась в летнем лагере, поэтому позвонила в детский дом и попросила, чтобы мои документы доставили в колледж. Но так как «всем было некогда», по приезду из лагеря я узнала, что документы в колледже так и не появились. Когда я понесла их сама, было уже поздно. Я очень хотела поступить уже хоть куда-нибудь и переписала заявление на то, что осталось. Теперь я технолог литейного производства черных и цветных металлов.  
 
Самое главное, что из детского дома меня до сих пор никто не собирался выпускать, так как у меня не было опекуна. Мне пришлось там прожить еще два месяца, прежде чем нашлась женщина, которая была готова взять меня. И вот в один прекрасный день мне дали в колледже письмо, где подтверждалось то, что колледж готов взять меня под свою ответственность, до тех пор, пока не будут готовы все документы. Помню, была достаточно холодная осень. Меня выпустили без одежды и без денег на существование. Так как я еще числилась в детском доме, деньги (прожиточный минимум) я не получала. Первый раз я их увидела только 30 декабря! Очень долго мы ждали письмо с опеки, которое давало право патронатному воспитателю вместе со мной раз в месяц снимать не больше положенной суммы. На руки мне дали 15 тысяч рублей. Я сразу же купила себе теплые вещи. И так как письмо было действительно только один месяц, остальные деньги мы решили сэкономить, чтобы я не осталась без средств. Мне хватало.  
 
После «выпуска» меня поселили в студенческое общежитие, где Марина Николаевна была комендантом. Жила спокойно, поначалу никто не знал, что я из детского дома, но слухи по общаге ходили, что «Мариночка кого-то усыновила»… Когда я сказала, что это я, меня начали побаиваться. Не знаю, почему все так реагируют на детдомовских. Потом я все же сдружилась почти со всеми, а потом и вовсе старостой сделали. 
 
За квартиру я еще продолжаю судиться. А пока живу со своим молодым человеком в его квартире. Я нашла довольно неплохую работу и доучиваюсь на последнем курсе. Парень у меня военный, живем мирно и тихо, всех все устраивает. Я стараюсь научиться готовить. Его семья относится ко мне хорошо. Правда, сначала, когда узнали, что я из детского дома, не хотели, чтобы мы дружили. Только после знакомства все поменялось. Родители даже помогали делать ремонт. И финансово, и физически. Каждое утро мне звонит мама Ильи и спрашивает, как у нас дела. Бабушка его души не чает во мне, а отец был самым первым, кто начал его «выгонять» из родительского дома, чтобы мы поселились вместе. А самое главное, что никто из них меня не жалеет и не спрашивает о детском доме.
Поделиться в ЖЖ 276 Автор: Волков А.В.
Нашли ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Новости города: