Как не повторить в Сызрани пермское утро кровавых ножей?
Суббота, 20 Январь 2018 11:49

Как не повторить в Сызрани пермское утро кровавых ножей?

Утро минувшего понедельника, 15 января, жители Перми запомнят надолго. В школе №127 Мотовилихинскго района города произошло ЧП, прогремевшее на всю страну: два вооруженных ножами подростка решили выяснить отношения в стенах учебного заведения; им попытались помешать. В результате учительница и 12 учеников младших классов получили ранения. Что стоит за этим происшествием, как оно отразится на безопасности наших детей в учреждениях образования и какие есть пробелы в этой сфере в Сызрани? Это и решили выяснить корреспонденты «Читай и думай Сызрань».

ЧТО ПРОИЗОШЛО?
Официальные релизы от экстренных служб стали появляться ближе к обеду по пермскому времени. По сообщению пресс-службы областного главка, около 10:20 в школе Мотовилихинского района Перми между двумя несовершеннолетними, один из которых является учащимся образовательного учреждения, а второй – бывшим учеником школы, произошел конфликт с применением ножей. В региональном управлении Следственного комитета версию правоохранителей поддержали и добавили, что разборку подростков пытались предотвратить педагоги и школьники.
 
Драка началась в коридоре школы. Во время потасовки подростки ввалились в класс, где занимались дети. Очевидцы сообщили, что один из зачинщиков драки вел себя неадекватно – наносил удары ножом не только противнику и вмешавшимся, но и самому себе. В ходе конфликта пострадали 14 человек: ученики 4-го класса в возрасте 10-11 лет, два подозреваемых подростка 15 и 16 лет и 45-летняя учительница труда. Она вместе с 16-летним зачинщиком драки находится в тяжелом состоянии в больнице. Остальные получили незначительные травмы и после оказания медицинской помощи отпущены домой.
 
Мнение психолога:
- Причины срывов, во время которых подростки совершают подобные преступления, могут быть совершенно разными.
Нередко виновниками безосновательных нападений становятся дети, попадающие под «прессинг» сверстников, ребята из неблагополучных семей. Те, кто просто обделен вниманием родителей.
 
Обратите внимание: всем школьникам, которые оказывались в последнее время в центре криминальных скандалов, было по 15-16 лет. Здесь нельзя не учитывать возраст, перестройку организма, ломку психического восприятия мира. Они крайне уязвимы для нервных потрясений в таком возрасте.
Не исключено, что психика подростков подвергается воздействию и посредством социальных сетей. Все мы помним так называемые «группы смерти» и движение «Синий кит», провоцировавшие подростков и молодежь на суицид. Правоохранительным органам стоит изучить эту вероятность и выявить потенциально опасные сетевые сообщества.
 
Предотвращать такие происшествия можно только с помощью грамотной и регулярной профилактики. Педагогам, школьным психологам, одноклассникам необходимо отслеживать поведение окружающих их детей и выявлять тех, кто находится в группе риска.
 
ВТОРОЕ ДНО?
Но вот рассказы самих учеников позволяют предположить, что дело вовсе не в банальной разборке между тинейджерами. По версии одного из непосредственных участников событий – ученика четвертого класса «Б»: «Вдруг в класс вошли два больших парня. Они были в черных штанах и таких же черных кофтах, рты у них были закрыты темными масками, а на глазах — темные очки, — вспоминает мальчик. — В руках у каждого было по ножу. Когда один из этих парней увидел, что Наталья Васильевна тянется к телефону, он подскочил к ней и схватил ее. А второй парень бросился к ребятам и стал хватать всех подряд. Я разглядел их оружие и сразу обратил внимание, что они взяли не простые ножи с кухни, а как будто охотничьи».
 
Другие очевидцы тоже подтверждают – драки между подростками не было. И весь инцидент крайне напоминал спланированную акцию. Есть информация, что непосредственно перед задержанием один из зачинщиков пермской резни бросил в кабинете то ли дымовую шашку, то ли самодельный взрывпакет малой мощности. Это подтверждают показания свидетелей, которые видели дым и падающие из окна класса на третьем этаже горящие вещи.
 
На странице Андрея – одного из малолетних пермских преступников – в социальной сети были обнаружены видеозаписи о происшествии 1999 года в американской школе «Колумбайн», штат Колорадо. Тогда два старшеклассника ворвались в учебное заведение с огнестрельным оружием и самодельными взрывными устройствами, расстреляли 37 человек (13 из которых впоследствии скончались), после чего покончили с собой. Андрей, ранее отчисленный из школы №127, подростком ранее состоял на учете в психоневрологическом диспансере. По данным врачей, он имел проблемы с наркотиками – точно так же, как и устроившие резню в США подростки. Не исключено, что он вместе со своим знакомым попытался повторить сценарий 1999 года.
 
КТО ВИНОВАТ?
На этот вопрос теперь придется отвечать не только пермским следователям, но и всем должностным лицам, которые связаны с организацией образовательного процесса и его безопасности в учреждениях образования России.
 
По логике, во всех учебных заведениях должны работать системы безопасности. Однако в Перми они явно дали сбой. Как сообщает региональное министерство территориальной безопасности, подозреваемые в нападении на пермскую школу зашли через служебный вход, который им кто-то открыл изнутри. Именно по этой причине охранник, находившийся на посту у центрального входа, не видел преступников. По другой версии, бывший ученик школы обманул женщину-охранника, сказав, что он здесь учится. Его записали и пропустили. У второго парня был с собой пропуск, и он свободно прошел. По имеющимся данным, видеонаблюдение в школе не работало.
 
В любом случае, пронести в школу ножи, а возможно и взрывные устройства, нападавшим не составило труда. И тут невольно вспоминается еще один недавний случай: 5 сентября в подмосковной Ивантеевке 15-летний ученик девятого класса устроил стрельбу из пневматической винтовки. Он пришел на урок с опозданием в 30 минут. При этом в класс он вошел в уличной обуви и в верхней одежде — в берцах и в плаще. А на сделанное педагогом замечание отреагировал неадекватно. Тогда учитель вывела школьника в коридор.
 
Оставшиеся в классе ученики сообщили стражам порядка, что вначале из-за двери был слышен разговор на повышенных тонах, а затем раздался крик учительницы о помощи и несколько хлопков. После этого подросток вошел в класс, но уже с ружьем в руках. Учащиеся испугались и заперлись в лаборантской кабинета информатики. Школьник начал кричать, угрожая одноклассникам. Затем раздались хлопки, похожие на выстрелы из пневматики, и более громкие, схожие со звуками взрывов. В этот момент на экстренный номер «112» поступило первое сообщение о ЧП, а одноклассники подростка стали выпрыгивать в окно лаборантской.
 
И снова возникает вопрос: как подросток смог пронести оружие в школу? Это ведь не нож, его так просто под верхней одеждой не спрячешь.
 
И вот буквально вчерашняя новость: 15-летний девятиклассник с топором и зажигательной смесью ворвался в школу в Улан-Удэ. Подросток набросился на семиклассников и поджог кабинет. В результате учитель и трое учеников получили ранения.
 
НЕТ ЧЕТКОСТИ
В России в данный момент нет единого документа, который бы регулировал обеспечение безопасности в учебных заведениях. На примере нашей Сызрани можно сказать, что он просто необходим: в городских школах отсутствуют системы видеонаблюдения, нет жесткой пропускной системы, не стоят рамки металлоискателей. При этом здания школ находятся в муниципальной собственности, их обслуживает МКУ «СЭЗиС». За сам образовательный процесс отвечает областное Минобрнауки в лице своего Западного управления.
 
У полиции и надзорных ведомств – свои требования к обеспечению антитеррористической защищенности. У муниципалитетов есть собственные программы по защите от терроризма и экстремизма на подведомственных объектах.
 
При этом в соответствии с федеральным законом «Об образовании» обеспечение безопасности обучающихся является обязанностью образовательной организации. То есть школы. Или ее руководства – профильного министерства.
 
Установка видеокамер в классах - тоже штука неоднозначная. Муниципалитету такое вмешательство запрещается все тем же законом «Об образовании». То есть камеры по периметру школы, на входе поставить можно, а в классах – нельзя. Но это полумера. Таким образом, полномочия органов власти разобщены и не приведены к единому знаменателю.
 
ГДЕ ПРОФИЛЬНОЕ МИНИСТЕРСТВО?
Позиция Минобрнауки Самарской области по данному вопросу пока неизвестна. Само собой, как и после событий в Ивантеевке, с понедельника все учебные заведения страны, в том числе и сызранские, перешли на особый режим работы. В школы разослали указания и рекомендации, на этажах организовано дежурство с представителями правоохранительных органов. Усилен пропускной режим. К охранным организациям, сотрудники которых несут вахту в школах и детских садах, будут предъявляться более строгие требования.
 
Вот только эти меры – временные. В конце концов, в каждую школу, каждый детсад не посадишь по полицейскому, чтобы он следил за ЧОПовцом или сотрудником вневедомственной охраны. Особый режим продлится какое-то время и кончится. А нерешенные проблемы останутся.
 
По поведению местных чиновников от образования можно сделать предварительный вывод, что лишние обязанности они на себя взваливать не хотят. Оно и понятно – кому нужна дополнительная ответственность.
 
Руководителю Западного управления образования Татьяне Гороховицкой стоило бы в первую очередь проявить к этой теме интерес. Но мы видим замалчивание фактов о происходящих в сызранских школах инцидентах. Мы видим, что компетентные выводы не делаются и, что самое страшное, у ответственных руководителей нет желания их делать. Уже сторонние граждане выступали с инициативой об оснащении школ современными видами фиксации – их предложение мягко «завернули».

 

Что это? Чиновничья косность и казенность? Нежелание заниматься тем, что на тебя и так возложено по закону? Или обычное безразличие к детям, которые посещают сызранские садики и школы? Ответ на эти вопросы очень хочется услышать. Но пока – тишина.
 
Правоохранительные органы предупреждают:
Сотрудники силовых ведомств в свете последних событий напоминают, что среди старших школьников и студентов сейчас очень агрессивно идет реклама наркотических средств. Причина – как раз-таки их психологическая уязвимость, податливость мышления.
 
Новые искусственные курительные смеси – спайсы – появляются ежедневно. Их не успевают даже включить в списки запрещенных веществ. И воздействие этих наркотиков на мозг до конца не изучено. Известно, что они могут доводить до галлюцинаций, провоцируют агрессию и полную деградацию сознания. Причем в очень короткий срок.
 
Полиция и Госнаркоконтроль предупреждает родителей и педагогов, что дети из социально уязвимых семей, особенно те, кто стоит на учете в наркодиспансерах, должны быть под постоянным контролем не только со стороны полиции, но и со стороны образовательных учреждений, муниципальных надзорных ведомств, самих учеников.
 
 
Не все можно мерить деньгами. Жизнь, например
 
Вчера в думе состоялось знаковое заседание. Потому что впервые за два года разговоров, предостережений и откладывания «на потом» наконец-то решено было обсудить устройство видеонаблюдения в школах и детсадах Сызрани. Трагедия в пермской школе послужила мощной оплеухой всем, для кого проблемы безопасности детей не существовало. А для тех, кто реально понимал, в какое время мы живем, это стало сигналом к действию.
 
- Пока только в лицее есть камера наблюдения, - рассказал руководитель МКУ «Служба эксплуатации зданий и сооружений» (СЭЗиС) Михаил Бовкун. – Кроме того, в лицее и в школе №4 были установлены специальные турникеты с функцией чтения ЧИП-карт каждого из учеников. Но по настоянию пожарных они были демонтированы.
 
Несколько цифр. По расчетам «СЭЗиС», если в каждой школе Сызрани и в каждом детском саду установить по 8 камер (меньше уж никак нельзя), то один комплект выйдет на 150 тысяч рублей: покупка и установка, плюс по 2000 рублей на обслуживание. Для всех школ города потребуется 4,37 миллиона рублей, для детсадов – около 7 миллионов. При этом видеокамеры были бы установлены только на входную группу, холлы, гардероб, основные коридоры. Камеры не транслировали бы изображение в режиме онлайн в Интернет и не были бы повешены в каждом классе, потому что это дорогое удовольствие: в этом случае сумма выросла бы до 12 миллионов рублей для школ и до 11,3 миллиона для детсадов. Также на комитете шла речь о покупке 12 металлодетекторов.
 
Почему так много «бы»? Потому что пока даже этих денег нет. Установка камер видеонаблюдения стоит в муниципальном листе ожидания на получение бюджетных средств. Он не гарантирует, что «СЭЗиС» вообще получит эти деньги. Поэтому депутаты думы приняли решение: рекомендовать Главе города Николаю Лядину уже в 2018 году изыскать необходимые средства.
 
Почему безопасностью должен заниматься город, а не государство, не областное министерство образования? С 2012 года изменилась система хозяйственных взаимоотношений между городом и государством: здания школ (и расходы на их содержание) остались городскими, а образовательная структура ушла в подчинение областному министерству. И с тех пор между городом и министерством периодически возникает недопонимание. Например, в вопросе безопасности детей  и установке видеокамер. Причем обе стороны ссылаются на федеральный закон об образовании № 273-ФЗ.
 
Мы не будем вешать камеры, утверждает министерство, потому что содержание зданий и прилегающих территорий – обязанность города. К тому же именно город наделен полномочиями по профилактике терроризма – а мы не уполномочены, сообщает Минобр.
 
А вот редакция не поленилась и перечитала закон «Об образовании в Российской Федерации». Особенно внимательно – пункт 8 статьи 41. Обеспечение безопасности обучающихся во время пребывания в организации, осуществляющей образовательную деятельность – обязанность министерства образования. Почему министерство пытается устраниться от ответственности за безопасность наших детей, учителей? Оно первым должно быть в этом заинтересовано!
 
Одним из решений комитета стало обращение в Правительство Самарской области с просьбой о выделении финансирования на мероприятия по устройству видеонаблюдения в школах и детсадах. Вот и посмотрим, поддержит или нет министерство образования запрос Сызрани.
 
Как вообще можно опускаться до денежных склок, когда речь идет о безопасности детей? Также о безопасной работе педагогов и персонала школы; о защите родителей, которые ежедневно посещают отделения начального образования и детские сады; партнеров, которые привозят в школу продукты и хозяйственные товары. У нас на каждом ларьке висят камеры наблюдения – а в школах и детсадах, где под одной крышей ежедневно находятся тысячи детей, переживающих проблемы переходного возраста, их нет.
 
Насколько безопасны сейчас учебные заведения Сызрани? По имеющейся в редакции информации, за последние недели в школах Сызрани произошло два ЧП: в результате драки один их учеников получил ушиб грудной клетки, а другой схлопотал бутылкой по голове. Не все у нас спокойно, и благодушествовать рано. Депутаты решили сделать запрос в полицию и выяснить, насколько криминализированы школы города.
 
Начальник отдела социальной политики Татьяна Щепина на предложение одного из депутатов о монтаже камер во всех классах высказалась крайне странно: «Вы не доверяете учителям, раз хотите установить камеры?». Уважаемая Татьяна Борисовна, сегодня видеокамеры не только записывают, но и транслируют в сеть интернет. И каждый родитель может посмотреть, как проходит обучение ребенка. Работает ли с ним педагог, или он заполняет во время урока электронный журнал, предоставив детей самим себе? Вы - преподаватель английского языка с большим опытом. Но в чем же дело? 10 лет у нас ребенок учит английский в школе, затем еще 5 лет в вузе. И в итоге не может двух слов на английском связать! Доверяем ли мы учителям? Доверяем, но ровно настолько, насколько видим своими глазами.
 
Решение об установке камер – это тот минимум, дальше которого уже некуда опускать планку запросов. Видеонаблюдение является не единственным и далеко не самым эффективным методом контроля за детьми. Год назад, например, директор «Центра защиты информации» Андрей Леонтьев предлагал организовать выступление перед родительскими комитетами с весьма полезной информацией. Лабораторией Касперского разработана многоцелевая программа родительского контроля Safe kids. Благодаря ей родители не только могут отслеживать, по каким просторам Интернета бродит их ребенок, но и контролировать его местопребывание. Программа имеет две версии: бесплатную и по цене около 700 рублей в год. Выступить перед родителями специалисту не позволили, усмотрев в его действиях страсть к наживе.
 
Что касается видеонаблюдения в классе и детсадовской группе с возможностью онлайн контроля родителями: а кто-то пробовал предложить родителям самим скинуться на такую камеру? Неужели родители отказались бы от возможности повысить безопасность своего ребенка, сделать прозрачным образовательный процесс? Родители – заказчики образовательного процесса, а не его заложники. К тому же, родители могли бы заплатить только часть суммы.
 
- Почему вы не работаете с попечительскими советами школ? – поинтересовался у представителя Западного управления образования депутат Александр Неронов. - Почему вы устраняетесь от обеспечения самого главного - безопасности учеников? Вы не в состоянии осмыслить современную ситуацию, вы не хотите ее менять.
Что мы видим: «обрезанные» полномочия власти трех уровней; разночтение закона, попытку поискать лазейку в нормативных актах, чтобы снять с себя ответственность.
 
Что касается охраны школы. Вдумайтесь в этот бред: почему вообще проводятся какие-либо конкурсы на защиту жизни нащих детей? Эту функцию однозначно надо возложить на Росгвардию. Что за неразбериха с этими торгами? Ну давайте тогда сделаем так, чтобы уж и прокуратура на аукционе боролась за право ведения надзорной деятельности. Закон трактует общие понятия, а не детали. Значит, нашим депутатам в Губдуме необходимо инициировать внесение поправок в законодательство. Как вариант, на федеральном уровне Минобразования должно заключить договор с Росгвардией на охрану школьных и дошкольных образовательных учреждений. А на местах все эти сложности с аукционами не нужны.
 
Обсудив проблемы, депутаты поддержали предложение: необходимо выйти «наверх» с инициативой о создании единого регламента безопасности в образовательных учреждениях. В нем четко должны быть прописаны обязанности сторон, сроки и степень ответственности, схема взаимодействия муниципальных, областных и государственных структур. Город не должен быть одиноким в попытке защитить детей.
 
Поделиться в ЖЖ Автор: Олег Фролов
Нашли ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter







Супермаркету
"Русский рынок"

Срочно требуются продавцы.
Обращаться по телефону:
99-02-00


Супермаркету
"Русский рынок"

Срочно требуется дворник.
Обращаться по телефону:
99-02-00


Супермаркету
"Русский рынок"

Срочно требуются уборщицы.
Обращаться по телефону:
99-02-00

Новости города: