История Отечества: как бывший Семеновский полк метался от «красных» к «белым»
Четверг, 16 Май 2019 08:01

История Отечества: как бывший Семеновский полк метался от «красных» к «белым»

Семеновский полк являлся одним из старейших в русской армии с двухвековой историей, отмеченной многочисленными победами в военных кампаниях. В части сложилась особая корпоративная культура с развитыми полковыми традициями. В ней служили представители наиболее родовитых дворянских фамилий и лучшие выпускники военных училищ. После революции 1905-1907 гг. полк имел репутацию самого преданного монархии. Однако парадоксальным образом именно он, в отличие от всей остальной гвардии, не был распущен после Октябрьской революции и долгое время продолжал нести службу при новых властях.

К середине марта 1918 года в Семеновский резервный полк, дислоцированный в Петрограде, влились солдаты и офицеры действующего полка с фронта. К 1 апреля его, как и другие гвардейские части, должны были полностью демобилизовать. Однако распустить воинскую часть оказалось невозможно. В ней продолжали нести службу солдаты-беженцы, которые не могли вернуться домой из-за оккупации.

Но сохранить полк помог счастливый случай. Оказалось, что председатель ликвидационной комиссии М.Г. Корнфельд, знаменитый издатель журнала «Сатирикон», служивший в полку, знаком с комиссаром юстиции Союза коммун Северной области (СКСО) Н.Н. Крестинским. Просьба М.Г. Корнфельда о сохранении боеспособной части для несения внутренней охраны города была передана комиссару внутренних дел М.С. Урицкому. После переговоров, 25 апреля 1918 года, Семеновский полк был передан в ведение наркомата внутренних дел СКСО. Его комиссаром назначили родного племянника Урицкого Б.Г. Каплуна. С 1 мая 1918 года воинская часть официально стала именоваться Полком по охране города Петрограда.

Как вспоминал бывший прапорщик-семеновец Е.И. Кудрявцев, «по существу с полком не произошло никакой перемены, если не считать приданного нового названия». Хотя и называли его очень часто по инерции старым именем. Полк полностью сохранил внутреннюю структуру, не характерную для воинских частей Красной армии. В нем было три батальона по четыре роты в каждом, команда связи, пулеметная и нестроевая команды, оркестр и театр, школа солдатских детей, полковой суд и даже ротные и полковой комитеты. Всего на 1 мая 1918 года осталось 70 человек командного состава и 1201 рядовой.

Во главе воинской части остался бывший командир Семеновского резервного полка полковник Р.В. Бржозовский. По свидетельствам его подчиненных, благодаря своей тактичности и ловкости ему удалось выстроить благоприятные отношения и с новыми властями, и с личным составом полка, среди которого он пользовался непререкаемым уважением и авторитетом. Во многом нескольким месяцам своего спокойного существования полк был обязан его командованию.

Визитной карточкой Полка по охране города Петрограда стало аккуратное несение службы. Дружинники, как стали именовать рядовой состав, несли охрану самых ответственных постов: в Государственном банке, Государственной сберегательной кассе, Гербовом казначействе и на других важнейших государственных объектах. Только в мае для несения караульной службы и внутренних нарядов требовалось 875 человек ежедневно. Благодаря этому власти Петрограда на многое, что происходило в воинской части, смотрели сквозь пальцы.Говорили, что Урицкий как-то заметил: «Семеновцы - это честные белогвардейцы».

Вторым важнейшим принципом полка стала его аполитичность. Он перешел в комиссариат внутренних дел, придерживаясь идеи: «Мы не коммунисты, но мы будем честно нести нашу службу». Каждый поступавший новобранец подписывал бумагу, в которой говорилось: «Я, нижеподписавшийся, поступая солдатом в Полк по охране города Петрограда, обязуюсь: не принимать участия ни в каких политических организациях и выступлениях - честно и добросовестно исполнять обязанности службы». В связи с этим в воинской части, в отличие от красноармейских подразделений, не было создано коммунистического партийного коллектива.

Но не все так благостно было в полку. Для одних служба в нем стала способом укрыться от разбушевавшейся Гражданской войны. А для других... Группа кадровых офицеров-семеновцев во главе с бывшим капитаном В.А. Зайцовым стремилась оказать содействие белым армиям. Они помогали офицерам переправляться за пределы Советской России, в Добровольческую армию или в Финляндию. Через курьеров удалось наладить связь с генералом Н.Н. Юденичем. Созрел план, заключавшийся в том, что полк можно использовать для захвата власти в Петрограде при подходе белых. В курсе этого плана было всего 5-6 человек.

Кроме того, в полку существовала влиятельная группа эсеров. Ее представители возглавляли полковой комитет и опирались на своих сторонников, влитых в Семеновский резервный полк еще в январе - марте 1918 года. В итоге даже в июне 1918 года М.Г. Корнфельд обещал эсерам поддержку со стороны полка в случае выступления рабочих.

Успех действий обеих групп зависел от рядового состава дружинников. Долгое время полк почти не пополнялся. Однако в августе 1918 года было принято решение сформировать 4-й батальон, после чего началось активное поступление новобранцев. Открывшиеся командные должности замещались почти исключительно бывшими офицерами-семеновцами. Нередко они же зачислялись рядовыми дружинниками наряду с таким «контрреволюционным элементом», как средние городские слои Петрограда, лавочники, домовладельцы и прочие лица, пытавшиеся таким образом избежать обязательной трудовой повинности. Прием первое время производился полковым комитетом, а также представителями командного состава без резолюции комиссара. К концу ноября 1918 года в полку уже было 2593 человека. Терять контроль над такой крупной и хорошо вооруженной воинской частью было опасно для руководства Петрограда.

Тучи над полком стали сгущаться после 30 августа 1918 года, когда был убит М.С. Урицкий, которому воинская часть была обязана своим существованием. Вскоре комиссар Б.Г. Каплун повел кампанию против сохранявшихся «пережитков» Семеновского полка. Уже 30 сентября поступил приказ снять синие петлицы на воротнике, унаследованные дружинниками от формы семеновцев. В виде отличительных знаков было разрешено нашить на левый рукав знак с надписью «гор. охр.», то есть городская охрана. С 1 ноября 1918 года упразднялись полковой и ротные комитеты25. Началось сокращение численности командного состава. Всем освободившим свои должности предлагалось вступить в Красную армию. В конце концов по инициативе комиссара в ноябре 1918 года комиссариатом внутренних дел СКСО была проведена ревизия полка, в задачу которой входило «наметить необходимые меры к исключению из полка ненужного элемента»7. По итогам ее деятельности были арестованы 85 человек из купцов Гостиного и Апраксина дворов. Кроме того, решено перевести полк в ведение комиссариата по военным делам. 25 декабря 1918 года полк был переименован в 3-й стрелковый полк Особой Петроградской бригады. Это означало, что в скором времени возможна его отправка на фронт.

Еще раньше полк начали покидать бывшие офицеры, чей дом находился на оккупированных территориях, воспользовавшись возможностью вернуться на малую Родину. Одним из первых вышел в отставку командир полка Р.В. Бржозовский. Уехав в Польшу, он продолжил военную службу с сохранением прежнего чина. Попытки найти нового командира из своей среды, который удовлетворял бы и комиссара, и командный состав, не увенчались успехом. Только в январе 1919 года этот пост занял Н.Н. Таврин, человек, не связанный прежде с полком. Он был вахмистром лейб-гвардии Драгунского полка, работавшим до мобилизации в Красную армию в ЧК Череповецкой губернии. В январе 1919 года не из среды полка был назначен и новый помощник комиссара А.И. Купше. На его же плечи ложилось создание партийного коллектива в воинской части.

В декабре 1918 - январе 1919 годов 3-й стрелковый полк был еще раз проинспектирован комиссией, в которой принимал участие комиссар Особой Петроградской бригады А.С. Раков. Несколько бывших офицеров арестовали, в том числе тех, кто был посвящен в заговор. Весь старый командный состав планировалось отправить в тыловое ополчение. Комиссия даже рекомендовала расформировать воинскую часть, но сделать этого не смогли, поскольку полк был перегружен нарядами. Командование не решилось избавиться и от таких военных специалистов, как В.А. Зайцов. Он и еще несколько офицеров-семеновцев продолжили службу.

1 апреля 1919 года Б.Г. Каплун закончил передачу дел своему помощнику А.И. Купше и был освобожден от должности комиссара. С этого же дня комиссариат внутренних дел прекратил денежное и материальное довольствие полка. Тем не менее, несмотря на все предпринятые усилия, в воинской части, согласно отчету комиссара бригады А.С. Ракова, из 102 человек командного состава 56 являлись бывшими офицерами, к которым рядовые красноармейцы испытывали несколько недоверчивое отношение. Общее настроение в полку комиссар характеризовал как «неудовлетворительное, так как хорошая половина стрелков - шкурники, мешочники и мелкие торговцы».

Изменить положение командование попросту не успело. В мае 1919 года во время успешного наступления Северного корпуса на Петроград 3-й стрелковый полк пришлось направить под Гатчину в район железнодорожной станции Сиверская. Далее предполагалось, что он займет позиции на линии Пятая Гора - Большая Дивенка. Три батальона полка разместились в деревнях Выра, Грязно и Рождествено. На 6 часов утра 29 мая было намечено наступление.

Накануне ночью командир полка Н.Н. Таврин, комиссар бригады А.С. Раков, комиссар полка А.И. Купше и секретарь полкового коллектива отправились на разведку местности. Пока их не было, командир 2-го батальона Терентьев в сопровождении других офицеров под видом разведки верхом отправился в сторону противника. Встретив разъезд белых, они предупредили об оперативных планах и размещении 3-го стрелкового полка. После получения этих сведений к Выре со стороны белых был переброшен Талабский полк под командованием ротмистра Б.С. Пермикина. По свидетельству Е.И. Кудрявцева, начальник конной разведки Н.М. Эссен в эту ночь объезжал батальоны, передавая время, когда придут белые.

Утром 29 мая наступление в направлении деревни Большое Заречье, расположенной в 11,5 км от Выры, по совету помощника командира В.А. Зайцова было отложено на три часа под предлогом того, что людям необходим отдых. Наконец 2-й батальон, согласно воспоминаниям офицеров-семеновцев, составленный из наиболее контрреволюционно настроенных элементов, начал наступление. Ротмистр Б.С. Пермикин с одним батальоном Талабского полка встретил его по дороге. В деревне Большое Заречье красноармейцы были окружены и после ареста коммунистов отведены с одной из рот талабцев на позиции белых.

Также легко был присоединен 3-й батальон, стоявший в Рождествено. Накануне его командир, бывший капитан К.Л. Эрдман сообщил В.А. Зайцову, что батальон готов к переходу и в случае подхода белых не окажет никакого сопротивления. Он распорядился убрать пулеметы из охранения. Утром, пока красноармейцы спали, в деревню вошли белые войска. Эрдман лично разоружил и арестовал комиссара Калинина и привел белых в деревню Выра, где находился 1-й батальон и штаб полка.

В то время как командир 3-го стрелкового полка Н.Н. Таврин предпринимал попытки приготовиться к обороне, саботировавшейся В.А. Зайцовым и его окружением, в Выру вошли конные разведчики Талабского полка. Многие красноармейцы 1-го батальона были застигнуты спящими. Командир полка и бригадный комиссар А.С. Раков оказали сопротивление, и в течение нескольких минут вели стрельбу из каменного здания почты, отведенного под штаб. Однако вскоре Таврин был тяжело ранен и добит, а бригадный комиссар застрелился. Комиссара полка А.И. Купше нашли спрятавшимся в подвале, и позже расстреляли. Все остальные коммунисты батальона были арестованы, а наиболее опасные из них - расстреляны.

Прибывший ротмистр Б.С. Пермикин распорядился раздать оружие красноармейцам и назначил их начальником В.А. Зайцова. Под звуки марша Семеновского полка батальон прошел торжественным шагом перед своим новым командиром. Однако когда стали опрашивать солдат, кто из них желает продолжать службу на стороне белых, то выяснилось, что таковых, по воспоминаниям северозападника А.С. Гершельмана, «оказалось не так много, и в общем полк оказался немногочисленным и избалованным стоянием в столице». Из отказавшихся был сформирован 3-й батальон, и «до конца он был слабее первых двух, так как солдаты все время вспоминали о своем первом решении не воевать с красными».

Более того, по некоторым свидетельствам, часть социалистически настроенных солдат вскоре дезертировала. И все же 3-й стрелковый полк участвовал в наступлении на Гатчину уже в составе войск Северного корпуса. Через несколько дней, когда он был отведен в тыл, бывших красноармейцев посетил генерал А.П. Родзянко. На торжественном смотре он объявил о возвращении имени Семеновскому полку.

Несмотря на то, что измена 3-го стрелкового полка осложнила обстановку на фронте, она не смогла существенно повлиять на исход кампании. Уже через несколько часов после ухода белых Выра была занята Коммунистическим отрядом В.С. Шатова. Спустя неделю тела убитых красноармейцев перевезли в Петроград, и 8 июня 1919 года похоронили с почестями на Марсовом поле.

Поделиться в ЖЖ Автор: Лисов И.
Нашли ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter





В ТЦ "Русский рынок"

Срочно требуется администратор.
Обращаться по телефону:
+7 927 269-31-44


Супермаркету
"Русский рынок"

Срочно требуются продавцы.
Обращаться по телефону:
99-02-00


Супермаркету
"Русский рынок"

Срочно требуется дворник.
Обращаться по телефону:
99-02-00


Супермаркету
"Русский рынок"

Срочно требуются уборщицы.
Обращаться по телефону:
99-02-00








Новости города: